You are viewing ramesh_satori

А вот июль

И вместе с ним далеко идущие планы, простирающиеся от Москвы до самых до окраин Швейцарии. Итак, со 2 по 7 июля - в Москве, а там:

2 июля - демонстрация фильма "Голем" (1920) с живым саунтреком совместно с Сергеем Летовым. Еврейский музей и центр толерантности, начало в 19.00.

3 июля - мастер-класс по импровизации для детей "Путешествие в мир звука". Музеон, начало в 17.00. В тот же день в 21.30 играю в трио с саксофонистом Юрием Яречуком и гитаристкой из Бостона Анастасией Думмой в баре ЭМА.

4 июля - концерт совместно с немецкой вокалисткой Михаэлой Штайнхауэр и саксофонистом Алексеем Кругловым в фонде "Диалоги в темноте". Начало в 14.00 и 19.00. Вход, кстати, по предварительной записи, так что стоит поторопиться.

5 июля - сольный концерт в клубе Ground Песчаная, начало в 18.00.

6 июля - демонстрация фильма "Саламандра" (1928) с живым саунтреком совместно с Сергеем Летовым. Центр Авангарда на Шаболовке, начало в 19.00.

7 июля - играю сольный концерт по мотивам массовых песен советских композиторов. Еврейский музей и центр толерантности, начало в 19.00.

После чего 8 июля лечу в Милан, а оттуда на поездах добираюсь до швейцарской деревни Шато д'Э, где пройдёт конференция Международного общества импровизационной музыке - впервые в Европе.

Вот. Прихjдите, в общем.

Их нравы

Фред Каплан в книге "1959: год, который всё изменил", описывает реакцию на выступление квартета Орнетта Коулмана в клубе Five Spot: "Диззи Гиллеспи, трубач, в сороковых совершивший вместе с Чарли Паркером революцию в джазе, пробормотал: "Не знаю, что он играет, но только не джаз". <...> После первого сета Макс Роуч, барабанщик-новатор, игравший с Паркером и Гиллеспи, попытался врезать Коулману в челюсть. Спустя несколько часов, в четыре утра, он стоял под окнами квартиры, в которой Коулман остановился <в Нью-Йорке> и орал: "Я знаю, что ты там, ублюдок! Спустись, я тебе задницу надеру!"

So long, Ornette!

Ушёл Орнетт Коулман. Банальности типа "и с ним ушла целая эпоха" оставлю при себе. Лучше пусть играет музыка.

Над катом - одна из пьес цикла Studies in Improvisation американского композитора немецкого происхождения Лукаса Фосса (Lukas Foss, 1922 - 2009); впрочем, авторство тут более-менее коллективное, ибо Фосс в течение пяти с лишним лет (с 1957 по 1963) интенсивно занимался изучением возможностей импровизации как средства сближения творческих импульсов композитора и исполнителей. А под катом - любопытнейшая статья под названием "Импровизация versus композиция" (1961), где Фосс излагает свой подход к импровизации. Перевод вашего покорного, оригинал - тут.



Тут оно под катомCollapse )

И снова про Елизавету

"...В заключении концерта-представления на сцене ГКЗК зрители наблюдали жанровый микст, состоящий из двух элементов: хорового и пластического, и выполненный в традициях эстетики театра абсурда. Третьей мировой премьерой стала композиция Романа Столяра (Новосибирск) «ЕЛИЗАВЕТА БАМ» в постановке Олега Жуковского (Новосибирск), при участии артистов театра «La Pushkin». Вокальную часть спектакля исполнил Хоровой консорт ансамбля Лаборатория новой музыки под руководством Елены Рудзей. Литературной основой данного микста стала пьеса Д. Хармса, сообщающая характер всеобщей игры и абсурда. Для передачи этой атмосферы все артисты потрудились на славу. Поистине, это было лиходейство юмора, иронии, безграничной игры всех «обитателей сцены», другими словами – безраздельное царство абсурда!

Но, пожалуйста, уважаемый читатель, выкиньте из головы любые насмешки и, тем более, негативное впечатление от спектакля, если таковое могло возникнуть от последних моих слов! Данная постановка явилась высокохудожественным воплощением авторской идеи: «Панорама нарастающего в обществе абсурда, в окружении которого вынужден жить человек: все границы стёрты, все идеологии подтвердили свою несостоятельность и фальшивость, насилие стало нормой. И в финале личность не выдерживает этого давления, ища спасения в сумасшествии, в переходе в выдуманный мир» (Роман Столяр). В данной композиции, кажется, более всего сконцентрировалось элементов, возводящих спектакль в модус условности, воплощающих специфику брехтовского «театра представления», того самого разрушения «4-ой стены», максимального разрастания сценического пространства, когда весь зал со всеми его обитателями становятся участниками действия, а не просто его наблюдателями.

Попытаюсь описать, как это было достигнуто: во-первых, само начало показало некую несерьёзность, условность событий, разворачивающихся на сцене, настроило на волну тотальной игры: тусклый свет, сцена полупуста, на ней лишь Татьяна Костина, которая играет распевающуюся перед спектаклем актрису, которая играет Елизавету Бам. Вот такой каламбур. За роялем в углу сидит маленький сын Елизаветы Бам (Артемий Гришин), одетый по-праздничному, в белой рубашке, будто у него сольный концерт, и неуклюже ударяет по клавишам, а сцену то и дело пересекают участники хора, которые никак не могут собраться для предстоящего исполнения. Когда на сцену выходит Елена Рудзей и хор поёт вместе с Елизаветой Бам, певица подходит к пюпитру и заглядывает в партитуру, забыв, очевидно, свою партию. И подобные абсурдные моменты сопровождают абсолютно весь спектакль, вплоть до того, что главная героиня выходит в зрительный зал с кастрюлей и поварёшкой в руке, стуча ими словно в колокол, и созывает всех на ужин. Нельзя не вспомнить здесь и шествие «сумасшедшего поезда» актёров, певцов и самой Елизаветы сквозь зрительный зал, или битву двух богатырей, где те же участники (кроме главной героини) лупят друг друга стопками бумаг, издавая забавные шлепки…

Зал просто рыдал от смеха, но происходящее при этом не воспринималось как нечто сугубо развлекательное, но ощущалось ироничным, абсурдным, имеющим серьёзный моральный подтекст. Очень интересными были находки в партии хора, участникам которого порой приходилось петь лёжа, кричать, шептать, декламировать, становиться на балконы концертного зала и петь оттуда. При этом вокалисты принимали активнейшее участие в действии как актёры, танцовщики, контактные импровизаторы.

Поскольку главные авторы постановки, Роман Столяр и Олег Жуковский, по своей творческой природе импровизаторы, то и весь спектакль имел форму тотальной импровизации, лиходейской игры певцов и танцоров, к которым так и хотелось, порой присоединиться! Всё действо произвело неизгладимое впечатление. Недаром, аплодируя, некоторые зрители встали в знак уважения таланту всех причастных к постановке."

Лариса Елиференко, "Консерватория"

And now something completely different

А теперь - про то самое интересное.

Итак, завтра (то бишь 3 июня) играю в родном Новосибирске концерт с этно-перкуссионистом Дмитрием Ржаницыным. Будет это в кафе "Агарта" (справа от кинотеатра "Аврора", проспект Маркса 53а, далее нужно спуститься вниз и повернуть налево), начало в 20.00.

20 июня улетаю в Санкт-Петербург, где будут происходить следующие события:

21 июня - мастер-класс по коллективной импровизации в рамках недельной акции "Музыка настоящего". Будет это в ГЭЗ-21, который скоро превратится в Музей звука. Начало в 17.30.

23 июня в том же ГЭЗ-21 играю один сет с трубачом Константином Огановым в дуэте. Начнётся всё в 20.00. В этот вечер, кстати, будет играть много интересных людей.

26 июня играю в дуэте с виолончелистом Виктором Соболенко. Это случится в Ротонде (здание БИЦКИМ на Невском 20), начало в 20.00.

27 июня играю в дуэте с Владимиром Лучанским на Новой сцене Александринского театра. Начнём в 18.00.

После чего улетаю в Москву (там пять концертов и мастер-класс), а потом - в Швейцарию на конференцию ISIM. Но об этом ближе к июлю.

Так или иначе, увидимся в июне, надеюсь.

Tags:

Попал под лошадь

Как-то в ответ на это я высказал что-то вроде вот такого. И вот, спустя три года, появляется вот такое вот.
Комментировать неинтересно, ибо есть более привлекательные дела. О них - чуть позже.

Цитата дня. Тони Оксли

Q: Why is Free Improvisation so despised?
A: Maybe because it's very hard.
Q: Hard to do?
A: Yeah. You have to be a good musician to do it.


(Из книги Бена Уотсона "Дерек Бейли и история свободной импровизации")

И о духовном

Прохаживаясь по центру города, застал компанию кришнаитов, распевающих свои традиционные песнопения под пурпурным вымпелом в стиле хоругвей коммунистических времён, на котором золотыми буквами было вышито "Харе Рама, Харе Кришна". В банке меня обслужила сотрудница по имени (если верить табличке) Елена Рерих. Выходя из банка, краем уха зацепил, как отпрыск лет десяти от роду увлечённо рассказывал своему родителю о собственных достижениях в компьютерных боях: "Знаешь, какой способ я нашёл, чтобы уничтожить как можно больше алтарей?..."
За катом - полное видео моей оперы "Елизавета Бам" в постановке Олега Жуковского. Исполняют хоровой ансамбль "Консорт" (дирижёр - Елена Рудзей) и актёры театра "La Pushkin". В роли Елизаветы Бам - Татьяна Костина. Вступительное слово Марины Якушевич.

Вот, собственно.Collapse )