?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Часть первая



Ситуация, впрочем, имеет свою историю. В то время как на Западе бурно развивалось авангардное искусство, в Советском Союзе бурно развивалось социалистическое строительство. Господство идеологии, объявившей всё лежащее по ту сторону железного занавеса непригодным для советского человека, существенно затормозило развитие передовой культуры. Оттепель шестидесятых лишь слегка сдвинула ситуацию с мёртвой точки: джаз стал вполне легальным искусством, а в академическую музыку проникли додекафония и алеаторика. Однако застойные годы так и заморозили развитие музыки в таком положении, и в сознании людей ещё долго обитало разделение музыки на живую и мёртвую, советскую и буржуазную, правильную и неправильную. Радикальные же течения в искусстве, подпитываясь скудной информацией, полулегально поступавшей из-за рубежа, не имели ни малейшего шанса занять сколь-либо существенные позиции и влиять на культурную ситуацию в обществе.

Именно таким оказалось и положение отечественной импровизационной музыки. Как и представители других альтернативных субкультур периода развитого социализма, первые импровизаторы позиционировали свою деятельность как протест против существующего режима, их творчество естественным образом носило социальную окраску. В то же время, будучи выходцами преимущественно из рок-среды, эти музыканты, значительная часть которых были и остались талантливыми самоучками, не имели возможности полноценно развиваться в профессиональном плане. Ни академическая, ни джазовая среда того времени не приняла их в должной мере в свой круг. И примечательно то, что даже сейчас, когда ситуация в обществе изменилась, эти первопроходцы так и остаются маргиналами, отнюдь не озабоченными созданием полноценной национальной школы импровизационной музыки. Хотя даже если бы таковые стремления и наличествовали, это было бы затруднительно сделать - в силу предубеждений относительно импровизационной музыки, царящей в академической педагогической среде, и в силу невозможности для этих музыкантов доказать представителям этой среды свою профессиональную состоятельность.

Неудивительно, что при таком положении дел само понятие «импровизационная музыка» обросло массой толкований, граничащих с предрассудками и стереотипами. Отметим здесь лишь два наиболее распространённых заблуждения, на которые приходится наталкиваться не только в бытовых суждениях, но даже в печатных изданиях и, нередко, в высказываниях самих музыкантов. Первое заблуждение состоит в том, что использование термина «импровизация» в сознании многих людей прочно связано с джазом – вещь вполне объяснимая, поскольку у джазовой музыки в нашей стране сложилась относительно неплохая судьба – во всяком случае, по сравнению со свободной импровизационной музыкой. Джаз в 60-90 годы был практически единственным направлением, связанным с импровизацией, которое выходило на достаточно широкую публику. Однако немногие любители музыки понимают, что джазовая музыка не является единственным импровизационным направлением, а голос современной импровизации, о которой идёт речь в этой статье, ещё слишком слаб, чтобы обнаружить себя для широких зрительских кругов. Пожалуй, ярчайшей иллюстрацией такого заблуждения может служить название одного из музыкальных учебных заведений Москвы - Колледжа импровизационной музыки, в стенах которого изучаются практически исключительно джазовые и околоджазовые течения, свободная же импровизация совершенно не изучается. Такие казусы, естественно, способствуют закреплению стереотипа, связанного со словом «импровизация», в головах будущих музыкантов-профессионалов.

Второе заблуждение заключается в том, что между свободной импровизацией и фри-джазом чуть ли не постоянно ставится знак равенства. Вне сомнения, эти два направления обладают массой общих черт; однако, строго говоря, следует понимать, что фри-джаз, порывая с основными регламентирующими факторами джаза традиционного, сохранил джазовую идиоматику – агогику, акцентировку, фразировку и т.п. Свободная же импровизация, как правило, вырабатывает свою собственную идиоматику, отрицающую все очевидные аллюзии с существующими стилями, в том числе и с джазом. Пожалуй, наиболее чётко охарактеризовал свободную импровизацию британский гитарист и теоретик Дерек Бейли, выдвинувший концепцию неидиоматической импровизации, т.е. импровизации, сознательно не связанной ни с одним стилистическим направлением. Однако в России идеи Бейли до недавнего времени не были широко известны, и до утверждения в 90-х годах термина «новая импровизационная музыка» творчество немногочисленных импровизаторов, появлявшихся на российской сцене, прочно связывали с фри-джазом.

Откуда ведёт своё происхождение это клише, вполне понятно - ведь примерно с начала 80-х годов импровизаторов-экспериментаторов приютила именно джазовая сцена, хотя, справедливости ради, отметим, что приверженцы "основного русла" относились к такому сосуществованию настороженно. К слову, именно этому настороженному отношению традиционно-джазовой среды к эксперименту мы обязаны ещё одним клише - практически всё, что хоть как-то отклонялось от мэйнстрима, стали называть "авангардом". Однако так ли "авангарден" тот авангард, который звучал и звучит в последние 20-30 лет на джазовых концертных площадках России? Пристальный взгляд на немногочисленный список активно концертирующих отечественных музыкантов, чьё творчество устойчиво характеризуют как новоджазовое, даёт неожиданный результат: В этом списке последовательных приверженцев свободной импровизации оказывается крайне мало.

Судите сами: трубач Вячеслав Гайворонский, будучи прекрасным импровизатором, в своих проектах (это касается и его дуэта с Владимиром Волковым, и трио с тем же Волковым и Андреем Кондаковым) всё более тяготеет к "предварительной" композиции с приготовленным тематизмом и фиксированной (и заранее отрепетированной) формой. То же можно сказать и об Аркадии Шилклопере, который часто и вовсе организует свои соло по джазовому клише "тема - импровизация - тема". Трио Шилклопер - Альперин - Старостин, известное как Moscow Art Trio, исповедуя полистилистику и включая в музыкальную ткань своих пьес фольклорные и академические мотивы, также уделяют композиции чуть ли не больше внимания, чем импровизации - и опять-таки мы встретим здесь довольно жёсткую корреляцию импровизационных линий с подготовленным тематическим материалом. Ни Владимир Чекасин, являющийся для многих музыкантов образцом новоджазового радикализма, ни Анатолий Вапиров, одним из первых на российской сцене попытавшийся воплотить крупную форму на джазовом материале, не прибегали к свободной импровизации как к самостоятельному направлению. Для них она служит лишь средством: у Чекасина - связующим материалом в театрализованных представлениях, у Вапирова - одним из эпизодов его многосоставных полотен. Безусловно, сказанное выше не умаляет заслуг этих музыкантов и не подвергает сомнению их талант; однако нужно чётко понимать, что плоды их творчества представляют собой нечто иное, чем собственно свободная импровизация.

Эталоном же последовательного воплощения линии свободной импровизации можно, пожалуй, считать два российских – а точнее, советских – коллектива. Речь идёт об ансамбле «Архангельск» Владимира Резицкого и легендарном трио Ганелин – Чекасин – Тарасов. Квартет Резицкого прошёл эволюцию от традиционного джаза до свободной импровизации, чуть ли не повторив по-своему путь Колтрейна; трио ГТЧ изначально сложилось как импровизационное. Музыка и того, и другого состава обнаруживала все признаки свободного импровизирования – генерирование тем в процессе исполнения, подчёркнутая «неквадратность», нарочитое избегание стилевых клише, и, что самое ценное и показательное – уникальность каждого исполнения, отсутствие подготовленных элементов, направленных на узнавание. Последнее обстоятельство делает свободную импровизацию вообще притягательной игрой для исполнителя; но это же самое обстоятельство начисто лишает малоискушённого слушателя возможности смысловой «зацепки», каковой является, к примеру, тема стандарта в джазе или мелодия в популярной классике. Потому подогревать зрительский интерес к такой музыке, тем более в ситуации полного отсутствия её пропаганды и безразличия к ней профессиональных музыкальных кругов, крайне сложно. Очевидно, это и определило судьбу подобных коллективов: распад ГТЧ привёл каждого из участников трио к более «читаемым» музыкальным направлениям; квартет «Архангельск» после трагической кончины Резицкого – неугомонного энтузиаста своего дела – перестал существовать. Распался ещё один самобытный импровизационный коллектив – новосибирский дуэт Homo Liber, члены которого – саксофонист Владимир Толкачёв и композитор и пианист Юрий Юкечев – вернулись к своим основным занятиям (Толкачёв стал руководителем биг-бэнда, а Юкечев продолжает работать как академический композитор). После непродолжительного всплеска 80-90 годов импровизационная музыка, пренебрегающая любыми рамками, казалось бы, исчезла с российской сцены, так и не успев сотворить самого главного, принципиально важного для жизнеспособности любого направления в искусстве – преемственности.

Тем не менее, свободная импровизация в том или ином виде продолжает существовать, хотя это существование с трудом можно назвать полноценной жизнью. Более-менее активны пионеры отечественной импровизационной музыки - Сергей Летов, Владислав Макаров, Николай Рубанов. Появляются и новые интересные имена - среди них контрабасист Дмитрий Каховский, пианист Алексей Лапин, саксофонист Илья Белоруков (к слову, все - петербуржцы). Однако активность этих исполнителей, к сожалению, в основном не выходит за рамки локальных клубов и концертных площадок с ограниченной аудиторией, а фестивали "авангардной" музыки - такие как "Длинные руки" в Москве или СКИФ и "Апозиция" в Питере - предпочитают иметь дело с громкими именами из-за рубежа, нежели со своими самобытными соотечественниками. Понятно, что слушатель охотнее пойдёт на звучные западные имена, чем на мало кому известные свои; понятно и то, что в силу описанных выше причин отечественная импровизационная музыка до сих пор находится под воздействием серьёзного комплекса неполноценности, вызванного прежде всего невостребованностью и невысокой репутацией в профессиональных кругах. Однако, по мнению автора статьи, именно нынешнее время представляется весьма благоприятным для того, чтобы изменить эту непростую ситуацию.

Необходимость изменения положения импровизационной музыки диктуется опять-таки очень простым требованием времени – сопричастности культурным процессам сегодняшнего дня. Вполне естественно, что слушательское восприятие запаздывает по отношению к передовым творениям современности, и, возможно, эти творения буду оценены по достоинству много позже, как это не раз случалось в истории. Но противоестественным представляется то, что профессиональные круги проявляют к этим процессам недостаточный интерес. Тем более в нынешнее время, когда отсутствует идеологическое давление, когда открыты информационные источники, когда, наконец, мы имеем возможность вживую услышать ведущих зарубежных импровизаторов на нашей сцене и оценить степень инноваций, используемых ими.

Доступ к пониманию значимости этих инноваций, вероятно, невозможен без пропаганды импровизационного искусства. В эту пропагандистскую деятельность могут быть вовлечены все те, кто так или иначе соприкасается с музыкой, о которой идёт речь. Очевидно, что одних концертов западных импровизаторов недостаточно, чтобы привлечь интерес к описываемой проблеме. Но если бы продюсеры озаботились организацией не только концертов, но и мастер-классов и семинаров, сопутствующих гастролям приглашаемых музыкантов, это пошло бы на пользу всем – и, прежде всего, самим организаторам гастрольных туров, ведь открытые мастер-классы давно считаются действенным средством расширения зрительской аудитории. Несомненно, существенный вклад могли бы внести и музыкальные образовательные учреждения. Контакт с ними столь же необходим, сколь и сложен, в силу царящего в стенах этих заведений уже упомянутого консерватизма. Однако и тут вполне возможны продуктивные подходы – в частности, от тех же мастер-классов, как показывает практика, учебные заведения отказываются редко.

Но всё это не представляется возможным без должной активности самих музыкантов – приверженцев свободной импровизации. И речь идёт не только и, пожалуй, не столько об активности творческой, сколько об их активности как пропагандистов. За неимением интереса и должного внимания извне, именно музыкантам придётся – и приходится – искать контакты с представителями образовательных кругов, с культурными фондами (большая часть их, вкладывающих деньги в российское передовое искусство, располагается за рубежом – ещё один парадокс нашей действительности). Именно музыкантам должна принадлежать инициатива проведения семинаров и форумов по импровизации. Очевидно, что состояние инертности и замкнутости российских импровизаторов не способствует продвижению этого по-настоящему актуального и передового искусства. Возможно, имеет смысл учесть и опыт западных музыкантов, организовывавших объединения, ставшие впоследствии центрами импровизационной музыки, такие как Bimhuis в Голландии или London Musicians Collective в Англии.

Всё сказанное выше, конечно, не перекладывает ответственности за сохранение и развитие российской импровизационной музыки исключительно на плечи тех, кто её исполняет. Как и любому виду искусства, родившемуся сравнительно недавно и носящему некоммерческий характер, свободной импровизации необходима и финансовая, и педагогическая, и гуманитарная поддержка. Данная статья – лишь попытка привлечь внимание как можно большего числа заинтересованных лиц, прежде всего тех, кто действительно мог бы внести реальный вклад в развитие российской школы импровизационной музыки. Очевидно, что от самого этого вклада не приходится ждать какой-либо скорой материальной выгоды; наверняка невозможно ожидать и того, что наполняемость залов, в которых звучит современная импровизация, резко повысится на наших глазах. Остаётся уповать лишь на понимание того, что свободная импровизация на сегодняшний день является действительно прогрессивным видом искусства, способным в будущем занять достойное место в мировой культуре. Будет обидно, если в России она так и останется белым пятном, неизведанной территорией. Пустить же процесс развития импровизационной музыки на самотёк означает подтвердить худшие опасения, высказанные упоминавшимся в начале статьи Милтоном Бэббитом – слова, касающиеся, впрочем, судьбы любой некоммерческой актуальной музыки в целом: «Очевидно, что если такая музыка не будет поддержана, репертуар насвистывающего себе под нос прохожего не слишком пострадает, посещаемость концертных залов потребителями музыкального искусства не слишком снизится. Но музыка прекратит развиваться и, что существенно, прекратит жить».

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
alexvortex
Jun. 16th, 2008 03:45 am (UTC)
Со стороны кажется, что такого уж явного предубеждения в профессиональных кругах насчет импровизационной музыки нет. Возможно академическая педагогическая среда слишком увлечена яростным противостоянием концепций импровизационной деятельности, иногда доходящего попросту до взаимных оскорблений? По крайней мере, на основе доступных мне источников я не могу сделать вывод, что стороны хотябы приступили к конструктивному диалогу;)

Что касается импровизационной музыки в целом - вас очень нелегко найти (или просто искать некого?). Например Dots & Lines - набрел совершенно случайно на MySpace. Послушал, понравилось, заинтересовался, НО! Никакой, абсолютно никакой информации, где что еще можно найти=) Вот дескать мы, нравится - слушайте. Типичный, кстати, подход, но для популярной музыки. По жанру "Experimental" искать? Извините, туда по большей части пихают свое самодеятельное творчество, что-то близко к рэп-культуре, или как это назвать... Которое стыдно в другие стили записать, в общем;)
Все это как-то однобоко. С одной стороны вы за активную пропоганду, с другой стороны - даже не пытаетесь втянуть новоприбывших в эту среду. Соответственно, человек пришел, услышал Dots & Lines, "Хм, довольно необычно". Порылся-покряхтел, ничего не нашел, чтобы сопоставить, а интерес плааавно так убывает...
Сообщества не хватает, вот. И не в рамках чего-то или кого-то, а совершенно открытого и независимого в контексте музыкальной политики=)
ramesh_satori
Jun. 16th, 2008 04:05 pm (UTC)
По порядку.

Академическая педагогическая среда попросту не замечает импровизационной музыки. Происходит это отчасти от недостатка информации, а отчасти от того, что импровизация у широкого круга академистов имеет репутацию не слишком серьёзного занятия. С этим предубеждением бороться сложно, хотя ничего невозможного опять-таки нет.

Касаемо поиска российской импровизационной музыки - думаю, если Вы внимательно прочитали статью, то поняли, что последователей этого течения в нашей стране крайне мало. К тому же они действительно разобщены - прежде всего, в силу объективных географических причин. Страна у нас великовата.

Что касается пропаганды, то к кому относится Ваше "вы"? Если персонально ко мне, то Вы неправы - проводимые мной мастер-классы и семинары для профессионалов от музыки как раз и являются наилучшей, на мой взгляд, пропагандой. Если же имеется в виду отечественное импровизационное движение в целом, то скорее соглашусь с Вами - импровизаторы у нас действительно обособлены и на контакт с внешним миром идут плохо. Собственно, эта статья и писалась в расчёте на то, чтобы и их в том числе всколыхнуть хоть как-то.
alexvortex
Jun. 17th, 2008 09:00 am (UTC)
Но тема ведь перманентно поднималась на протяжении десятилетий, неужели столь долго возможно это замалчивать и презрительно воротить... личико?))

Касательно пропаганды, "вы" относилось скорее к Dots & Lines, чем к импровизационному движению в целом=) Если даже в интернете больше ничего из отечественной импровизационной музыки нет, то хотябы базовую информацию дать, сослаться на кого-нибудь, на того же Дерека Бейли и других отцов-основателей, внятное определение дать своей музыке - один абзац это же просто капля в океане, он даже заинтересованному посетителю не даст необходимой информации, чтобы сориентироваться в дальнейшем самостоятельном поиске... Или ваши странички тоже исключительно для профессиональных музыкантов, причем побывавших на Вашем семинаре? Либо они только для зарубежных слушателей, наверняка повально более компетентных в этом вопросе...

А интернет ведь для того и есть, чтобы хотябы частично преодолеть "объективные географические причины";) И то, что сейчас довольно несложно найти Ваши интервью (более того, на них несложно наткнуться случайно) с рассуждениями об импровизационной музыке - это дорогого стоит... Ведь аудиторию с семинарами не сравнить=)
makvlad
Jul. 8th, 2008 08:25 pm (UTC)
советую вам посетить сайт www.jazzforum.ru
(несмотря на пугающее название) там очень много чего и ссылок на скачивание, это фактически и есть сообщество и весьма небанального качества. обсуждаем очень непростые вопросы далеко за пределами так называемого джаза.
( 4 comments — Leave a comment )