Roman Stolyar (ramesh_satori) wrote,
Roman Stolyar
ramesh_satori

  • Mood:

О Рижском взморье, джазовых педагогах и других неведомых вещах

Теперь, когда статья уже опубликована в журнале "Джаз.Ру" (№7, 2008 год), я печатаю её текст здесь. Прошу учесть - при перепечатке ссылка на автора и печатное издание обязательна!




Краткая предыстория

Путешествие, согласно древней пословице, начинается с одного шага. Никогда не знаешь, что за этим шагом последует – пропасть или взлёт, омут или брод, булыжная мостовая или непроходимое болото. В моём случае самый первый шаг на пути к поездке в Ригу, где планировалась ежегодная встреча Международной ассоциации джазовых школ (IASJ), казалось бы, был уже сделан за меня – грант Европейского культурного фонда был получен с удивительной для этой организации быстротой, в течение недели. Вдохновившись и уверовав, что дальше всё должно пойти как по маслу, я в великолепнейшем расположении духа занялся оформлением латвийской визы.

Однако чем дальше я углублялся в лес бюрократической визоделательной машины, тем более несбыточными и смехотворными казались мне мечты поэта Маяковского о том, «чтобы в мире без Россий, без Латвий жить единым человечьим общежитьем». Сначала не приняли документы – приглашение составлено не по форме. Затем оказалось, что по нотариальной доверенности сдать документы в посольство нельзя, в связи с чем пришлось искать обходные пути – ну не ехать же, в самом деле, за три с половиной тысячи километров и сдавать документы самому в единственное латвийское посольство, работающее со всей Россией! Пока добирали необходимые бумаги, пока потом с этими бумагами курьер стоял в многолюдной очереди на их сдачу, прошло значительное время – и тут оказалось, что самой главной, окончательной бумажки всё-таки не хватает – подтверждения того, что виза нужна срочно и должна быть оформлена до 20 июня.

Звонить в посольство в разгар летних отпусков – дело почти безнадёжное, но доблестные организаторы встречи – представители Рижской академии педагогики и образовательного менеджмента – преодолели и это препятствие, договорившись-таки с сотрудниками посольства и выслав факсом соответствующее письмо. Судьба визы, впрочем, до самого последнего момента оставалась, как говорил один герой Шолохова, «покрыта неизвестным мраком», и посему в Москву я вылетел в полном неведении относительно того, состоится ли моя поездка вообще.

«Неизвестный мрак» рассеивался медленно и постепенно в течение почти трёх часов, проведённых в здании посольства Латвии в Москве. Факс с письмом искали минут пятьдесят; затем часа полтора визу изготавливали чуть ли не на моих глазах. Наконец, с долгожданной зелёной вклейкой в паспорте и остатками неизвестного мрака в глазах я приземлился на ступени Рижского вокзала. До поезда в столицу Латвии - место проведения 18-й ежегодной встречи IASJ- оставалось два часа.
Дорога прошла удивительно легко – как бы в компенсацию пережитым неприятностям. Утром учтивые пограничники отметили мой паспорт штампами разного цвета, и после пяти часов спокойного следования по территории Латвии поезд, наконец, доставил меня до Риги. Прогулки с чемоданом в поисках забронированного заранее отеля, будто спрятавшегося в узеньком переулочке недалеко от старого города; прогулки по гостиничному номеру с целью обживания его углов; наконец, непродолжительная прогулка – уже без чемодана – до самого сердца Риги, к Домскому собору, к Пороховой башне, оттуда – на место регистрации участников встречи, чтобы окончательно окунуться в её атмосферу и не выныривать из неё в течение всей недели.

За почти 20 лет существования Ассоциации джазовых школ, основанной известным саксофонистом Дэвидом Либманом (David Liebman), эта международная организация существенно расширила свои ряды. Исполнительный директор ассоциации Вальтер Тёркенбург (Walter Turkenburg) на открытии отметил, что в далёком 1989 году на первой встрече было всего двенадцать педагогов. Теперь же на встрече в Риге присутствовало около сотни участников – представителей, преподавателей и студентов джазовых учебных заведений и факультетов – из двадцати двух стран. К тому же нынешней встрече придало некое своеобразие печальное крушение другой джазовой организации – Ассоциации джазовых педагогов (IAJE), и теперь IASJ осталась единственным международным объединением такого рода. Это обстоятельство накладывает на организацию особую ответственность, о чём периодически говорилось в ходе всей встречи. Но серьёзных изменений новые условия существования организации в ход ежегодной встречи не внесли – ведь основной задачей таких встреч было и остаётся взаимодействие студентов и педагогов разных учебных заведений. Причём взаимодействие практическое – основное время на таких встречах уделяется репетициям в ансамблях, каждым из которых руководят два преподавателя, и мастер-классам по инструментам, где педагоги и студенты обсуждают совместно круг проблем исполнительской техники. Кроме того, проходят и так называемые ongoing dialogs – коллективные обсуждения самых различных проблем, касающихся джазового образования и музыки в целом.
Открытие18-й встречи IASJ лишь формально можно назвать торжественным – обстановка была настолько домашней, что никакой мысли об официозе просто не возникало. Даже присутствие президента Латвии Валдиса Затлерса не придало процедуре ни малейшей помпезности – президент появился в зале чуть ли не в полном одиночестве (лишь потом я заметил двух охранников, словно растворившихся среди участников встречи) и в приветственной речи заявил: «Вероятно, Латвия как нельзя лучше подходит для джаза – ведь не всякая страна может похвастаться тем, что у её премьер-министра дома есть полная ударная установка, а сам премьер в своё время вёл на радио передачи о рок-музыке». Непродолжительной и тёплой была и речь арт-директора нынешней встречи, президента IASJ Калхайнца Миклина – в отсутствие Дэвида Либмана, обычно курирующего такие встречи, почти вся организационная работа легла на его плечи. Не будучи склонным затягивать торжественную часть, Миклин провозгласил встречу открытой, и работа тут же закипела.

Тонкости педагогического процесса

Как обычно, начали с прослушивания студентов. Отбор – по обычной схеме: сначала формируются временные составы (а ещё до встречи студенты отбирались согласно квоте - по инструментам), они исполняют в «джемовом» режиме одну из предложенных заранее тем (как правило, это популярные джазовые стандарты), каждый играет соло. По результатам этого прослушивания студентов и собирают в комбо, которые сразу же приступают к совместным репетициям. Образовалось шесть «джемовых» ансамблей; уже на этой стадии я поразился общему высокому уровню молодёжи. Большая часть студентов – европейцы; это и объяснимо – IASJ всегда заботилась о том, чтобы страны и образовательные учреждения были представлены в относительно равных пропорциях. Возможно, поэтому джем и получился разнообразным по стилистике и, полагаю, даже мог бы быть интересен и публике, если бы она присутствовала – настолько широким получился спектр музыкального мышления, настолько ярким выглядел калейдоскоп индивидуальностей. Но на то и нужен отборочный тур, чтобы объединить в комбо примерно близких и по уровню, и по мышлению исполнителей. Процесс обсуждения и формирования групп занял примерно минут сорок – на большой доске Миклин писал фамилии студентов, объединяя их в группы согласно пожеланиям и советам педагогов. Групп, по идее, должно было получиться шесть, но тут обнаружилось, что сама собой складывается седьмая группа – из тех, кто или подал заявки поздно, или опоздал ко дню прослушивания. Естественно, и этих студентов нельзя было оставить без внимания, и стихийно получившемуся ансамблю присвоили название “combo G”. Группу поручили вести барабанщику и педагогу Мангеймского университета музыки Михелю Кюттнеру (Michael Kuettner, ) и мне.

В “combo G” вошли пианист из Мангейма Фолькер Энгельберт (Volker Engelberth), барабанщик из Риги Рудольфс Данкфельдс (Rudolfs Dankfelds), киевский саксофонист Богдан Гуменюк, его соотечественник – гитарист Денис Донцов – и три басиста: Ноам Визенберг (Noam Wisenberg) из Римонской джазовой школы, что в Израиле, Фабрисио Николас (Fabricio Nicolas) из Парижской консерватории и Илья Алабужев из Киевского колледжа имени Глиэра. Вряд ли такое количество басистов могло возникнуть, будь группа набрана обычным способом; но ситуация была вынужденная, и нам пришлось поразмыслить над тем, как уделить внимание всем троим. Выход нашли тривиальный: разбросали басистов по композициям, в которых работы хватило всем участникам ансамбля – весь материал, который комбо готовят для итогового концерта, на всех встречах IASJ исключительно авторский, написанный самими студентами, реже – педагогами. Стандарты оставляют для джемов – обычного ежевечернего развлечения участников встречи.

Репетиционный процесс выдался плодотворным, хотя и непростым. Первое занятие уделили базовым вещам – логике построения соло в импровизации, формированию единого ансамблевого чувства, аккомпанементу. Затем определились с репертуаром – как и водится, студенты принесли свои произведения. Все они оказались очень разными: “We’ll Meet In Summer” Дениса Донцова – фьюжн а-ля Джордж Бенсон, “Recovery” Ильи Алабужева – изящная лирика, близкая к ЕСМ. Пожалуй, сложнее всех оказалась композиция “Pearl Point” Фолькера Энгельберта – многосоставная тема, в которой драйвовое энергичное начало сменялось прихотливой темой, постепенно снова переходящей в жёсткий грув. Вероятно, на эту пьесу было потрачено больше времени, чем на всё остальное: детально вычищались все синкопы, искались ритмические рисунки, наиболее соответствующие духу темы – подлинно творческая работа. Впрочем, это касается в равной мере и всех композиций, которые репетировались. Вся творческая инициатива полностью находилась при этом в руках студентов – мы с Кюттнером лишь помогали и иногда мягко предлагали решения. Пожалуй, в такой обстановке нас вряд ли можно было бы назвать педагогами – скорее, мы выступали в роли советчиков, не более того.

Подобная атмосфера свободного и ненавязчивого общения царила и на мастер-классах. Педагогов на каждом из них присутствовало побольше – иногда даже больше, чем студентов: на мастер-классе для трубачей обучался вообще один студент. У пианистов силы распределились вполне пропорционально, и контингент педагогов подобрался сильный и разнообразный: Ярмо Саволайнен (http://www.jarmosavolainen.com/) из финской Академии Сибелиуса, Крис Визенгарден (http://www.chriswiesendanger.ch/) из университета сценических искусств Люцерны, Хуберт Нюсс из университета музыки в Кёльне, Викторс Ритовс (http://www.music.lv/Piano/V_Ritovs/bio_eng.htm) из Рижской педагогической академии; чуть позже к нам присоединился Франсеск Капелла (http://www.francesccapella.com/) , преподаватель Высшей школы музыки Каталонии. Каждый из них – не просто преподаватель, но и обязательно концертирующий музыкант; кроме того, у большинства, как оказалось, есть и композиторское образование. Разговор в рамках школьных мэйнстримовских моделей и паттернов явно был неинтересен ни для педагогов, ни для студенческой аудитории, потому общение преимущественно сводилось к высоким (в понимании нашего джазового образования) материям. Каждый стремился внести свой, особенный вклад в тематику мастер-класса. Хуберт Нюсс (Hubert Nuss, http://www.greenhousemusic.de/cd1008.htm) познакомил нас со своей весьма убедительной концепцией применения ладов и гармоний Оливье Мессиана в джазовой импровизации. Крис Визендангер приводил в примеры Шнитке, Шёнберга и Бартока в качестве образцов для подражания в плане построения аккордов - на что Капелла тут же откликнулся примерами из партитур испанца Федерико Момпу (Federico Mompou). Не были обойдены и столпы джаза – Монк и Эллингтон, Чарли Хэйден и Билл Эванс и ещё множество других звучных имён... Не менее интересны были и выступления студентов, которые не столько говорили, сколько играли – и здесь спектр стилей также оказался весьма широким: от энергичных, но вполне «мэйнстримовских» импровизаций швейцарца Маркуса Годрийо (Markus Gaudriot, http://www.myspace.com/markusgaudriot) до медитативных композиций (в полном смысле слова) финна Антти Куянпаа (Antti Kujanpää, http://www.myspace.com/anttikujanpaa). И здесь чувствовалось, что круг интересов молодых музыкантов не ограничивается лишь джазовой традицией.

Часы потехи между делом

Джем-сешн – любимое развлечение джазменов, и в Риге этим развлечениям не было предела. Джемом заканчивался каждый день встречи, и так насыщенный массой всяческих событий – и откуда только брались силы у музыкантов? Никаких различий между преподавателями и студентами тут не было и в помине: даже названный официально «джем педагогов» в первый вечер международной встречи был таковым в чистом виде от силы первые двадцать минут. И совершенно на равных блистали саксофонисты Гэри Келлер (http://www.garykeller.net/html/) из Майями, Мариан Ван Ромпель (Marrjan van Rompel) из Бельгии и Тобиас Мейер (Tobias Meier) из Швейцарии, гитаристы Матс Холтне (Mats Holtne, http://www.matsholtne.com/) из Швеции и Вирго Силамаа (Virgo Sillamaa) из Эстонии, контрабасисты Джин Перла (Gene Perla, http://www.perla.org/) из Нью-Йорка и швейцарец Рафаеле Боссард (Raffaele Bossard), вокалисты Катчи Картрайт (Katharine Cartwright, http://www.katchie.com/) из Техаса, Лоис Гиббс из Англии и шведка Эмма Ларсон (http://www.emma-larsson.com/) … Всех и не перечислить, и, слушая энергичные джемы с закрытыми глазами, не представлялось порой никакой возможности отличить по игре педагога от студента, а студента – от педагога, настолько высокой степени достигало всеобщее единение и азарт игры.

Но надо же отдыхать и от музыки, и хозяева встречи позаботились и об этом. Возможно, не случайно то, что акция IASJ совпала с чудесным латышским праздником – Лиго, отмечающимся в день летнего солнцестояния, точнее – в самую короткую ночь, с 23 на 24 июня. К этому празднеству приобщили и всех нас: вечером погрузили в автобусы, и примерно через час мы оказались вдалеке от городской жизни, практически в чистом поле, посреди которого были сложены дрова для ночных костров, а под огромным деревянным навесом накрыты столы со всякой всячиной. Без музыки, впрочем, не обошлось и тут – латышский фольклорный ансамбль без устали развлекал нас песнями, хороводами и играми почти всю ночь. Музыканты шутили: «Будьте осторожны, нам с ними ещё джем играть!». Джем действительно состоялся, но уже под самый конец празднования, часа в два ночи, когда музыканты, переполненные играми на свежем воздухе, вспомнили, наконец, кем они являются на самом деле – и их руки сами собой потянулись к инструментам. Бурный и энергичный, как всегда, сешн, в котором «зажигали» в основном студенты (как тут не отметить украинца Богдана Гуменюка!) прозвучал своеобразным финальным аккордом празднования.

Следующий день можно было бы назвать «отдыхом от отдыха» - после практически бессонной ночи непросто было вернуться в привычный плотный режим встречи, и потому после дневной репетиции в комбо народ потянулся на экскурсии. Мы посетили Юрмалу; пожалуй, для нас это было не столько поездкой по достопримечательностям, а просто небольшим релаксом: прогулка по морскому берегу в пасмурный, временами дождливый день действительно добавляла сил. В голове почему-то крутилась дурацкая песенка, навеянная, похоже, обстановкой – «на Рижском взморье воздух свеж…». Попутно вели неторопливые беседы – в основном на русском, ибо моими собеседниками оказались представители Калининградского музыкального колледжа – педагоги Елена Широкова Владимир Масловский и молодой гитарист Андрей Горшков. И тут выяснилось, что калининградцы – члены IASJ аж с 1996 года – являются чуть ли не единственными представителями России, регулярно участвующими в акциях ассоциации. Ездят за свой счёт, не получая от своего колледжа никакой финансовой поддержки, стараются быть в курсе событий. «И Гнесинка была членом ассоциации, и Ростов, - говорит Елена Широкова, - но как-то не участвуют ни в чём. Почему – непонятно…». Странная ситуация, тем более что и Москве, и Ростову есть что показать на подобных встречах, и – положа руку на сердце – есть чему поучиться.

Прошлое, настоящее и будущее

Вечером того же дня, основательно пропитавшись воздухом рижского взморья, весь состав участников встречи дружно направился в концертный зал Great Guild, чтобы послушать выступление латышских джазменов. Всю программу двухчасового концерта полностью занял биг-бэнд Гунара Розенберга – легендарного трубача, ставших в 80-е годы одной из ярких звёзд прибалтийского джаза. Впрочем, самого Розенберга на концерте не было – оркестр выступал без бэнд-лидера – но дух его музыки явно присутствовал, ведь все аранжировки были сделаны именно Розенбергом; кроме того, прозвучало и несколько авторских композиций мэтра. Целостное звучание оркестра, энергичные импровизации его солистов, изобретательные аранжировки, часто с необычными для джаз-оркестра тембровыми сочетаниями (саксофонисты бэнда владеют также кларнетом и флейтой, а в паре композиций использовалось экзотичное звучание аналогового синтезатора) сделало весь концерт притягательным настолько, что внимание слушателя, казалось, не ослабевало ни на миг. Ещё больше подлили масла в неистовый огонь две замечательные вокалистки – Инга Берзиня и Ольга Пирагс; последней, кажется, время совсем не коснулось – настолько свежо и мощно звучал её голос. Пожалуй, концерт оркестра явился своеобразным погружением в прошлое советского джаза. Я не оговорился – именно советского, восьмидесятых годов, когда в огромной стране джазовое движение находилось на пике популярности и пользовалось официальной поддержкой, когда джаз в СССР шёл собственным путём, лишь изредка оглядываясь на то, что происходит за рубежом. Прекрасный, впечатляющий и поучительный экскурс в недавнее прошлое.

Настоящее джаза появилось на той же сцене на следующий день. Выступали комбо педагогов – десять разнообразных составов, объединивших практически всех преподавателей встречи. Исполнялись и стандарты, и авторские пьесы, но даже стандарты были тщательно переаранжированы и звучали свежо и оригинально. Очень ярко выступили вокалистки: настоящим фейерверком прозвучал стандарт Green Dolphin Street в исполнении вокалистки и пианистки Дены ДеРоуз (Dena DeRose, http://www.denaderose.com/), представлявшей на встрече Университет музыки и драматического искусства австрийского города Грац. Удивительно, как в одном человеке уживаются необыкновенно техничный и изобретательный пианист и столь же изобретательный и энергичный вокалист – сочетание, которое редко встретишь. Финская вокалистка Санни Орасмаа (Sanni Orasmaa, http://www.sanniorasmaa.com/) в дуэте с пианистом Крисом Визендангером представила образец совершенно иной музыки – атмосферной, медитативной, глубокой; звуки дуэта, казалось бы, обволакивали собой весь зал, проникая в самое сердце… Мощно и интересно прозвучали и инструментальные составы, сплошь состоящие из музыкантов разных стран. Пожалуй, это обстоятельство и сыграло существенную роль в том, что каждая исполненная пьеса обладала целым набором самобытных элементов, при этом не рассыпаясь на составляющие, но звуча гармоничным сочетанием индивидуального и коллективного. Мне представилась возможность испытать на себе эту специфику существования внутри интернационального комбо. В состав, в котором мы выступали, вошли совершенно непохожие друг на друга музыканты: джаз-роковый бас-гитарист израильтянин Юрай Орон (Yorai Oron, http://www.myspace.com/yoraioron) и вполне традиционного плана саксофонист Майкл Трейси (Michael Tracy, http://www.michaeltracy.com/mambo/), готовая к экспериментам британская вокалистка Лоис Гиббс (Louise Gibbs, http://www.personal.u-net.com/~jazzmine/louise.htm) и энергичный, но внимательный барабанщик Джефф Зигел (Jeff Siegel, http://www.jeffsiegeljazz.com/). Тем не менее, нам удалось вместе создать из довольно популярного стандарта Invitation проникновенную композицию, в которой нашлось место и тонкой лирике, и взрывной энергии. Кларнетист Клаус Лессманн (Klaus Lessmann, http://www.ateliermedia.com/Lessmann/), присоединившийся к нашему квинтету в самый последний момент, лишь добавил ещё одну краску в палитру, нисколько не разрушая целостность пьесы.

Два концертных вечера, завершивших международную встречу IASJ, можно смело назвать прорывом в будущее джаза – именно так можно оценить выступления студенческих комбо. Авторство процентов девяноста прозвучавшей в этих концертах музыки принадлежит самим участникам ансамблей – и какая это была музыка! Наверное, ни один концерт не приносил столько открытий зараз. Совершенно потрясли аранжировки студента Калифорнийского института искусств трубача Брэндона Шермана (Brandon Sherman) – детально прописаны все элементы фактуры, найдены непривычные тембровые сочетания духовых (партнёр Шермана – эстонский тенор-саксофонист Кристиан Мазурчак(Kristjan Mazurtschak)), угловатые контрапункты напоминали чем-то манеру Мингуса. Финская саксофонистка Кайса Сиирала (Kaisa Siirala), обладая сравнительно скромной беглостью, нашла на своём альте такие звучания, обогатив ими соло, что её тембровым находкам позавидовал бы любой маститый музыкант. Молодой пианист из Кракова Каэтан Галас (Kajetan Galas) на концерте заиграл неожиданно свежо и современно для самого себя – а ведь до этого на джемах его мышление не уходило дальше Бада Пауэлла. Настоящую овацию сорвал шведский барабанщик Томас Ярмир (Tomas Jarmir) своим бескомпромиссным соло, нарочито оглушительным и подчёркнуто аритмичным, как бы протестующим против господствующего фона-риффа.

Но, пожалуй, образцом подлинной глубины и оригинальности можно считать студенческий ансамбль, назвавший себя крайне просто – “Combo A”, исполнивший две композиции Кенни Уиллера и три – своих собственных. Бесспорным лидером в этом составе выглядела вокалистка Ангела Трондле (Ángela Tröndle, http://www.angelatroendle.com/home.html), обладатель тёплого, прозрачного голоса, очень подходящего для проникновенных мелодий. Но “Combo A” выделялось среди прочих составов ещё и тем, что более всего напоминало союз единомышленников в полном смысле слова – настолько органичной была их ансамблевая игра, в которой невозможно выделить кого-то в отдельности. Любопытно, что при подчёркнуто «европейском» звучании этого комбо им руководили два педагога-американца: саксофонист из Майами Гэри Келлер и нью-йоркский контрабасист Джин Перла.

Жаль, что рамки статьи не позволяют упомянуть всех, кто участвовал в студенческих концертах рижской встречи. Но что мешает читателю зайти на веб-страничку (http://www.rpiva.lv/iasj/index.php?id=participants), где вывешен список участников, и вернуться к этим именам лет через десять-пятнадцать? Наверняка не меньше половины этих имён к тому времени составят уже не будущее, а самое что ни на есть настоящее джазовой музыки.


Что дальше?

Рижская встреча, как и обычно, завершилась не точкой, а многообещающим многоточием. Генеральная ассамблея IASJ, собравшая всех членов организации, присутствовавших на встрече, суммировала пройденный опыт и определила последующие акции ассоциации. Следующая встреча такого рода состоится в будущем году в швейцарской Люцерне, затем предполагается конференция с многообещающей тематикой – роль импровизации в музыкальном образовании – которая пройдёт в Греции. В 2010 году ежегодная встреча Ассоциации джазовых школ пройдёт в Сан-Пауло (Бразилия). Джазовые школы Дублина, Вены и Майями проявили интерес к проведению в этих школах последующих встреч – уже после 2010 года.
Что касается рижской встречи, то она, пожалуй, останется в истории джазового образования как особенная. Во-первых, как уже упоминалось, это первая встреча, на которой ассоциация осознала себя как единственная международная джазовая организация, успешно функционирующая на мировой арене. Во-вторых, рижская встреча – первая, организованная ассоциацией на постсоветском пространстве. Именно это обстоятельство подчёркивал в своих интервью один из организаторов встречи с латышской стороны, арт-директор фестиваля Saulkrasti Талис Гжибовский (http://www.nestor.minsk.by/jz/news/2008/03/0601.html). И если стать пристанищем для подобной мощной джазовой акции стало под силу небольшой Латвии, то что мешает огромной России с её относительно широкой джазовой сценой и сетью образовательных учреждений сделать то же самое? К сожалению, пока что реальное представительство российских джазовых институтов в IASJ крайне невелико, но как знать – возможно, это дело будущего? Остаётся лишь надеяться, что это будущее – не за горами, и российские джазовые педагоги вслед за европейскими и американскими коллегами органично вольются в мировое джазовое движение, фундамент которого и составляет на сегодняшний день Международная ассоциация джазовых школ.

Автор выражает благодарности Европейскому Культурному Фонду, Карлхайнцу Миклину, Вальтеру Тёркенбургу и Дэвиду Либману,
Ренате Миннибаевой и Талису Гжибовскому за содействие в организации поездки на 18-ю ежегодную встречу IASJ.

Роман Столяр
Рига – Москва – Новосибирск, июнь 2008 г.
Tags: дорожное, писанина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments